3

Фотография в контексте эпохи

Главы
27 марта 2024
Гаянэ Амбарцумян
1594

Наша память крайне избирательна. Дни, недели и годы мелькают с такой быстротой, что мы порой с трудом вспоминаем не только о том, что было несколько лет назад, но и то, что происходило на прошлой неделе. Но иногда на случайной фотографии из домашнего архива события прошлого оживают, и мы понимаем, что это и есть история.


Слева направо, в первом ряду: Э. Ишмухамедов, Л. Филатов; Во втором ряду: Э. Шеварднадзе (первый), Ю. Масляков (третий).

На этом немного темном снимке среди группы людей за одним столом в ресторане сидят министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе и актер Леонид Филатов, член ЦК КПСС Юрий Маслюков и кинорежиссер Эльёр Ишмухамедов.
Но что могло собрать таких разных людей вместе – в далеком 1989 году в Китае – как скупо гласит подпись на обороте снимка из личного архива Карена Георгиевича Шахназарова?

- Эту фотографию я нашел, разбирая архив моего отца, - рассказал Карен Георгиевич. - В те годы Георгий Хосроевич как советник и помощник по международным делам Генерального секретаря ЦК КПСС часто сопровождал его в различных зарубежных поездках.

Но посещение Горбачева Китая в 1989 году был не просто дружеской встречей. Это был первый официальный визит главы СССР в КНР после длительного перерыва с 1969 года, ознаменованного печально известным приграничным конфликтом из-за острова Даманский.

Дело в том, что с конца 1950-х годов отношения между Китаем и Советским Союзом стремительно ухудшались из-за несогласия Мао Цзедуна с политикой развенчания культа личности, проводимой в нашей стране после смерти Сталина. В условиях явного охлаждения дружбы «братских народов» все чаще возникали вопросы о территориальных претензиях Китая к СССР. Еще в XIX веке между Российской и Китайской империями был заключен договор о границе по реке Уссури, при этом расположенные там острова считались нейтральными. Китайская Народная республика, образованная в 1949 году не без помощи СССР, естественно никаких претензий по этому поводу не высказывала. Однако отношения между Китаем и СССР в 60-е годы настолько испортились, что именно статус острова Даманский стал причиной приграничных столкновений, которые закончились окончательным разрывом сотрудничества двух стран. Именно поэтому приезд лидера СССР в Пекин в 1989 году стал эпохальным. В официальном коммюнике сообщалось, что «советско-китайская встреча на высшем уровне знаменует собой нормализацию межгосударственных отношений между Советским Союзом и Китаем».
- Карен Георгиевич, а как в числе столь важных членов международной делегации оказались актер Филатов и режиссер Ишмухамедов?

- Дело в том, что Михаил Сергеевич Горбачев поручил отцу «разбавлять» группу дипломатических работников представителями нашей интеллигенции. Возможно, это ему посоветовала его жена Раиса Максимовна, которая всегда поддерживала творческих работников.

У отца тогда было много проблем и забот, поэтому он эту «обязанность» переложил на меня. А я, честно говоря, стал предлагать отцу кандидатуры тех, с кем я работал и моих друзей.

Именно так в 1989 году в Китае побывал Леонид Филатов, который снялся в моем фильме «Город Зеро», и кинорежиссер Эльёр Ишмухамедов, с которым мы дружили.

- Но это был не единственный раз, когда Вы давали такие советы отцу?

- Да, я «отправил» многих знакомых, например, Николая Губенко. Возможно, в поездке он так себя проявил, что вскоре стал министром культуры.

Видимо, слухи о моем участии стали просачиваться, и мне стали звонить разные даже лично незнакомые актеры и просить помочь им оказаться в составе любой делегации.

Кстати, сам я никогда в таких поездках не участвовал, мне отец это никогда не предлагал.

- Возвращаясь к фотографии, что рассказывали Ваши друзья о той поездке?
- Делегация должна была пробыть в Пекине дольше, но именно тогда произошли знаменитые события на площади Тяньаньмынь, и из Пекина пришлось уехать довольно быстро.
В это время Китай, как и СССР, стоял на пороге серьезных изменений. В начале мая 1989 года в Пекине на огромной центральной площади Тяньаньмынь собралась огромная демонстрация в честь 70-й годовщины «Движения 4 мая» - национальных протестов против решений Версальского мира 1919 года о признании захваченных Японией Китайских территорий. Однако торжества в этом году переросли в стихийные многодневные митинги студентов и интеллигенции против коррупции государственных чиновников и крайней социальной незащищенности населения в период начавшихся в КНР экономических реформ.
- Из-за этих волнений официальную церемонию встречи советской делегации, которая должна была состояться как раз на площади Тяньаньмынь, провели прямо в аэропорту. - рассказал Карен Георгиевич. - Сопровождавшие Горбачева члены делегации отмечали, что обстановка той поездки была крайне напряженной.
Китайские власти постарались сделать все, чтобы избежать встречи главы СССР с демонстрантами. Впоследствии сам Горбачев в книге воспоминаний «Жизнь и реформы» писал: «Мы ехали окраинными дорогами, объезжая центр города: магистрали и площади оказались заполнены демонстрантами. Студенты, как нам стало известно, были готовы оказать почести советскому лидеру, но пекинские власти не пошли на это». Однако Горбачев все же попросил охрану остановить кортеж, чтобы поговорить с молодежью. Перед приездом в Китай советский руководитель получал много писем, в которых китайские студенты интересовались решительными переменами в СССР. Демонстранты связывали надежды на новую жизнь с тогдашним Генеральным секретарем ЦК Компартии Китая Чжао Цзынем, который был сторонником серьезных реформ, и которого даже называли «китайским Горбачевым». Приезд Михаила Сергеевича в Пекин именно в это время стал косвенным ускорителем протестных движений в Китае. После встречи Горбачева с Чжао Цзынем состоялся дружеский обед в ресторане с красивым названием «Сад общей радости», где возможно и была сделана эта фотография.
- События на площади Тяньаньмынь требовали решительных мер, поэтому визит нашей делегации в Пекин был сокращен, к большому сожалению моих друзей, - сказал Карен Георгиевич.
И действительно, вскоре после отъезда советской делегации события в Пекине приняли трагический оборот. Генеральный секретарь Чжао Цзынь за поддержку митингующих студентов был смещен со всех постов и последние годы жизни провел под арестом. Против протестующих была применена военная сила. Разгон демонстрации и гибель многих студентов широко освещались в мировой прессе во многом благодаря тому, что в Пекин съехалось большое количество представителей мировых СМИ для освещения встречи руководителей СССР и Китая. Так, случайный снимок, сделанный во время дружеского обеда, приобрел особое значение. Сегодня в сложнейшей геополитической обстановке, когда Россия и Китай противостоят международному давлению стран Запада, эта фотография стала еще одним важным свидетельством крупнейшего исторического события, положившего начало изменению политического миропорядка.